Нелёгкие женские будни! комиксы, в которых вы наверняка узнаете себя ;)

Jisatsu Circle

Фуруя Усамару (2002)

Эта манга-адаптация базируется на сатирическом триллере Сиона Соно Suicide Club (2002). Она использует основную идею фильма, но рассказывает несколько другую историю, так что два этих произведения дополняют друг друга: это две радикальные попытки изобразить одержимость суицидом японской молодежи.

Однако Сае Кота, вот уже несколько лет шрамирующей руки и продающей свое тело учителям, единственной среди этой группы удается выжить. Из аутсайдера, объекта школьного буллинга и главной темы обсуждения на портале ruins.com, пестрящем сплетнями и фотографиями обнаженной Саи, она чередой мистических совпадений становится объектом поклонения и лидером нового круга потенциальных самоубийц.

Здесь Усамару всё глубже погружается в воронкообразную бездну юношеского отчаяния, выход из которого есть только смерть, но смерть подаренная, показанная другим — тем, кто уже однажды взглянул ей в лицо, но чудом выжил.

PTSD Radio

Масааки Накаяма (2014 — по настоящий момент)

Фрагментарная структура манги Масааки Накаямы с почти что пунктирным, несвязным сюжетом имитирует небольшие радиоэфиры, звуковые искажения, розовый шум, фиксирующий голоса умерших и отрывочные сообщения о японских городских легендах.

Сам Накаяма никак не комментировал выбранную форму повествования, но, предположительно, сам феномен радио, вынесенный в название, намекает на утверждение многих ученых начала — середины ХХ века, вроде Ланделла де Мора, Константина Раудива и Томаса Эдисона, о том, что радио служит медиумом между мирами покойников и живых.

В шести томах, включающих сто и одну небольшую хоррор-открытку, все истории связаны лишь одной сюжетной скрепой: историями о волосах и божестве-покровителе путников Огуши-сама, принимающим в дар локоны взамен на помощь в пути по заболоченным топям и лесам. Все небольшие зарисовки (всего 2–10 страничек) рассказывают о сакральности человеческих волос, которые символизируют путеводную нить, связывающую божество и японцев, клубок Ариадны для путника и вместе с тем линию, увязывающую воедино потустороннее и повседневное.

Hideout

Масасуми Какидзаки (2010)

Масасуми Какидзаки написал и нарисовал закольцованную в ленту Мебиуса историю, которая вольно трактует сразу несколько трагедий Еврипида и вместе с тем критикует патриархальные механизмы и устройство нуклеарной семьи сквозь призму психоанализа.

Работы Какидзаки не могут быть оторваны от травматического маршрута, по которому прошел он сам: фаллоцентричные механизмы подчинения в семье и циклопических размеров нависающая над ним тень деспотичного отца.

Hideout рассказывает о нарушениях в переживании скорби мужчин, вызванных условностями этикета Японии, где главе семьи не разрешается горевать дольше положенного

Герой манги Киришима Сиичи так захвачен круговертью быта, работой и обеспечением жены (жена в Японии всегда распоряжается финансами), что не успевает присмотреть за сыном, который по неосторожности вываливается из окна и разбивается насмерть

Окольцованный чувством вины, навязываемой женой и родственниками, Сиичи решает отправиться в отпуск на острова, где планирует убить супругу. Той удается увернуться от гаечного ключа и сбежать в пещеру. Но там и Сиичи, и его жена сами станут жертвами.

Uzumaki

Дзюндзи Ито (1998–1999)

Каждая манга Ито — это шаг по направлению к другой форме жизни, примордиальному, досубъектному состоянию реальности, враждебной самому существованию homo sapiens. Работы Ито, пожалуй, самые холодящие и впечатляющие в списке, так как ужас здесь лишен человеческого измерения. Скорее, они напоминают о лавкрафтианском, священном и не вмещающемся в рамки разума знании о том, что Вселенная — объективно и без всякой примеси человеческой мысли — ползуча, слизка и смертоносна.

В «Узумаки» (япон. «спираль») маленький городок Курозу-чо одержим образом спирали.

The Dark Beast Anamorphosis

Синтаро Каго (2008–2010)

Стиль мангаки Синтаро Каго критики характеризуют как «светскую паранойю», насыщенную «морбидным юмором», и относят преимущественно к жанрам сэйнэн, гор и боди-хоррор.

Каго, как правило, рисует небольшие сюжетные арки о маргинальных аутсайдерах, ограниченных мастурбаторной логикой позднего капитализма, вытесненных на периферию общества. Тем не менее эти герои вовлечены в производство желаний, а всё большая свобода выбора оборачивается еще одним рычагом контроля над ними.

Один из лучших сборников автора — The Dark Beast Anamorphosis — делится на небольшую манга-новеллу и сборник из десяти коротких историй. В первой части группа тщательно отобранных кандидатов участвует в засекреченном проекте «Анаморфозис», напоминающим что-то среднее между заточением в тюрьме Гуантанамо, линчевским Черным Вигвамом и реалити-шоу. Квалифицированный медиум вызывает злого духа, а участники, постоянно сопровождаемые прищуром видеокамер, должны продержаться 48 часов, желательно не умереть, а в случае успеха — выиграть 6 000 000 йен.

Каждая глава рассказывает одну и ту же историю с новой точки зрения (нарраторами становятся все — от участников до специалистов по спецэффектам и операторов) — этот прием в честь романа Рюноскэ Акутагава в западной критике называют «расёмоном».

Каго редко обращается к образу монстра из плоти и крови: монстром манги становится сам капитализм с его конвейерным производством, эпохой интернет-рынка и онлайн-проектами, в которых частная жизнь становится предметом аутичного внимания миллионов зрителей, а участники готовы отдать власть над собственной личностью перед объективом камеры.

Оцените статью
SHUMOR
Добавить комментарий