The emperor and the female knight / император и девушка-рыцарь (kr)

Женщины в рыцарских орденах

В Средневековье у девушек из простонародья участь была не слишком завидной: тяжелая работа и бесконечная забота о множестве детей. Однако у дам из благородных семей дела обстояли несколько иначе. Женщина дворянского происхождения была прежде всего частью феодального права, наследницей земель и титулов. Также она управляла своими землями в то время, когда отец, муж или братья были в военных походах. А иногда она и сопровождала их. Например, 31 марта 1146 года король Франции Людовик VII объявил о крестовом походе против мусульман, и когда проповедник потребовал «принять крест», то есть поклясться пойти в крестовый поход, сразу после короля поклялась Алиенора Аквитанская, его жена.

Историк Исаак де Ларрей писал, что Алиенора решила сама пойти в поход, воюя наравне с мужчинами. Впрочем, доподлинно неизвестно, отправилась ли она на битвы. По некоторым данным, ее вообще не было в Везле, где давали клятву. 

Алиенора Аквитанская

Но женщины-крестоносцы действительно существовали. На это указывает описание аль-Кади аль-Фадиля, личного летописца Салах ад-Дина, выбившего крестоносцев из Палестины. Он пишет о воительницах-крестоносцах: «Они мужественны и выносливы, и пока не снимут одежды, не распознать в них женщин».

Любопытно, что боевые дамы отправились в Третий крестовый поход несмотря на буллу папы римского Григория VIII, запретившего женщинам участвовать в нем. А появление подобного документа говорит о том, что желающих среди дворянок было не мало, раз уж понадобился официальный запрет.

Женщин также принимали в некоторые рыцарские ордена. Они могли попасть в орден Меченосцев имени святого Иакова, орден Госпитальеров и даже Тевтонский орден. Конечно, основной задачей таких дам была забота о раненых братьях-рыцарях, но, как мы видим из свидетельств сарацин, в боевых действиях они тоже участвовали.

И не просто участвовали, а за боевые заслуги получили возможность организовать свой собственный рыцарский орден, куда принимали исключительно женщин.

Рыцарский культ «прекрасной дамы»

Каждый рыцарь обязан был выбрать себе даму сердца, об этом было написано в рыцарском кодексе любви. Да-да, существовал и такой

Причём неважно, была ли дама из аристократок или простолюдинок, имела она мужа или нет. Всё, что нужно было делать «прекрасной даме», — принимать ухаживания выбравшего её рыцаря

Для средневекового рыцаря выбранная им дама являлась недостижимым идеалом и воплощением богини. В честь неё он складывал сонеты и пел ей серенады под окном. И ради «прекрасной дамы» рыцари бились на турнирах. Рыцарь выезжал на ристалище, прикрепив полученные от дамы сердца перчатки к своему шлему. Также на щит прикреплялась табличка, где восхвалялась красота «прекрасной дамы».

Только после нескольких месяцев, а то и лет ухаживаний и победы в турнире рыцарь получал право облобызать ручку своей леди. Впрочем, до постели дело тоже доходило, но это не приветствовалось. Рыцарь должен был испытывать к своей леди лишь платонические чувства. Это тоже прописывалось в рыцарском кодексе. Там же указывалось, что рыцарь обязан защищать слабых, быть верующим христианином, охранять Евангелие и церковь. Должен был рыцарь и держать данное слово, блюсти чистоту нравов, бороться против зла, быть щедрым и защищать добро. Но была у средневекового рыцарства и другая, тёмная сторона.

«Бог в помощь». Э. Лейтон

Орден Топора: испанские приключения

Во времена Реконкисты, когда испанцы отвоёвывали у мавров свою страну, произошел удивительный случай

В 1148 году Рамон Беренгер IV, граф Барселоны, отбил у противника город Тортоса, имевший важное стратегическое значение. Мавры не стали долго ждать и накануне нового 1149 года попытались взять потерянное обратно

На беду и сам граф, и весь гарнизон с большинством мужского ополчения были вне стен, они ушли на северо-восток осаждать город Лериду. Мавры решили, что дело сделано, и им осталось только быстро прибрать беззащитный город к рукам. Но не тут-то было. Женщины Тортосы под предводительством Эрменгарды, виконтессы Нарбоннской, взяли дело защиты города в свои руки. Вооружившись кто чем мог, они принялись отбивать штурм за штурмом, не только поливая врага сверху кипятком и кидая камни, но и размахивая топорами. 

По легенде, когда мавры все таки ворвались в город, сама Эрменгарда набросилась на них со своими женщинами и билась так яростно и отчаянно, что противник обратился в бегство, а дамы пошли на вылазку. Получив такое неожиданно жесткое сопротивление, мавры в итоге сняли осаду.

Когда граф Рамон прибыл в Тортосу и выяснил, как было дело, он в 1150 году объявил о создании женского рыцарского ордена, куда могли быть записаны все женщины, участвовавшие в обороне города, а первой настоятельницей была назначена Эрменгарда Нарбоннская.

Как писал об этом Элиас Эшмоул (Elias Ashmole) в своей книге «The Institution, Laws, and Ceremony of the Most Noble Order of the Garter» в 1472 году: 

Символ Ордена Топора

Эмблемой ордена стал красный топор, откуда организация и получила свое название. Все женщины-рыцари были освобождены от налогов, имели право участвовать в мужских собраниях и передавать свое звание по женской линии. Конечно, орден Топора не являлся боевой организацией и был скорее почетным сообществом, но имевшим великие заслуги.

Про само существование данной организации известно очень мало. У некоторых даже возникают сомнения в том, что она вообще была, ведь упоминания о ней только из более поздних источников. Можно подумать, что это просто красивая легенда, если бы не один момент: в кафедральном соборе Тортосы до сих пор сохранилась древняя плита, на которой изображены три символа гражданского, духовного и военного сословий.

Та самая плита

Это древний герб города, изображение девы Марии и, собственно, герб Ордена Топора. Так что как минимум во времена строительства собора, а это 1347 год, символ ордена был известен и значим для Тортосы.

Тристан и Изольда

Тристан был рождён в королевской семье. Его мать умерла сразу после родов, едва успев дать сыну имя. Скрываясь от козней мачехи, принц попал в Корнуэльс ко двору короля Марка, где получил подобающее рыцарю воспитание. В те времена Корнуэльс был вынужден платить тяжёлую дань королю Ирландии Морхульту — сто девушек и юношей ежегодно. Когда могучий Морхульт в очередной раз явился за данью, молодой Тристан, неожиданно для всех, вызвал его на поединок. В первой же конной сшибке Тристан могучим ударом разрубил шлем Морхульта и поверг его.

 К несчастью, копьё врага было отравленным и раненный рыцарь оказался на грани гибели. Корнуэльс был избавлен от дани, однако силы молодого героя стремительно таяли. Король Марк тайно отправил своего воина в Ирландию, к Изольде Белокурой, которая была искусна в лекарском мастерстве. Девушка вылечила Тристана и между ними вспыхнула любовь.

В то же время король Марк, не зная об этом, посватался к Изольде, которая была дочерью нового короля Ирландии. Тристан исполнил волю своего господина и привёз свою возлюбленную к нему. По совету верного друга, в первую брачную ночь, вместо Изольды на ложе короля оказалась её служанка. Позже, когда обман раскрылся, Марк изгнал Тристана из страны. Молодой рыцарь отправился в Британию и помог её королю победить коварного врага, осадившего его замок. В благодарность король Хоэль предлагает ему в жёны свою дочь, которую, по странному совпадению, тоже зовут Изольда. Тристан не смеет отказаться и Белорукая Изольда становится его женой. Однако рыцарь, верный своему чувству к любимой, не сближается с супругой. Позже, когда в новой битве Тристан оказывается смертельно ранен, ни лекари, ни жена оказываются не в силах ему помочь. Чувствуя, что жизнь покидает его, он просит своего друга любой ценой привезти к нему его возлюбленную. В качестве условного знака он просит друга поднять на корабле белый парус, если Изольда будет с ним и чёрный, если нет.

 Хитрость помогает посланнику выкрасть Изольду и под белым парусом его корабль заходит в гавань. К несчастью, ревнивая жена Тристана узнаёт обо всём и, когда муж просит её сказать какой парус на корабле, она говорит, что его цвет чёрный. От невыносимого горя герой трижды кричит «Изольда, дорогая!» и умирает. Изольда сходит на берег и, видя своего возлюбленного мёртвым, обнимает его и её душа покидает тело.

Их похоронили рядом друг с другом. На следующее утро горожане обнаружили зелёный благоухающий терновник, который поднялся из могилы Тристана и врос в могилу Изольды.

Ланселот и Гвиневра

Одной из самых известных легенд Средневековья является история любви сэра Ланселота к королеве Гвиневре.

 Ланселот был рождён в королевской семье правителя страны Бенвик. Ещё в детском возрасте ему было предсказание о том, что он станет самым великим рыцарем в мире. Ленселот получил воспитание у Девы Озера, после чего обрёл титул Озёрный. Когда же он достиг совершеннолетия, то поехал в замок короля Артура и стал одним из самых отважных его воинов.

 Гвиневра была дочерью короля Лодегранса и слава о её красоте распространялась далеко за пределы страны. Дошла она и до короля Артура, который, как только увидел её портрет, сразу решил взять её в жёны. Была назначена свадьба, после которой, в качестве приданого, Гвиневра подарила мужу стол Круглый Стол из могучего дуба, за которых могло сесть 150 рыцарей одновременно.

 Ланселот избрал Гвиневру своей Дамой Сердца и совершил в её честь большое количество славных подвигов. В отсутствие короля он всегда был готов защитить её честь и доброе имя с оружием в руках. Несмотря на это, королева часто была холодна с ним, а иногда и вовсе упрекала его в том, что он оказывает знаки внимания другим женщинам.

 Однажды, когда Гвиневра в очередной раз сказала ему, что его служение не достойно её, Ланселот разгневался и покинул Камелот. В надежде забыть о жестокой красавице он поселился в глуши лесов и вёл отшельнический образ жизни. Никто не знал куда он удалился и все начали забывать о нём.

 Тем временем, королева решила устроить пир для рыцарей Круглого Стола, которым хотела показать, что все они ей дороги и Ланселот лишь один из них. На этом пиру один из Рыцарей задумал недоброе. Сэр Пионель решил отравить сэра Гавейна, который убил его брата в честном поединке. Для этого он отравил одно из яблок и положил его перед королевой, на блюдо с яблоками с самого верха. Он надеялся, что Гвиневра предложит это яблоко именно Гавейну, сидящему рядом с ней. Замысел злодея не удался — королева предложила яблоки знатному шотландскому воину, который гостил в то время в Камелоте. Едва надкусил он яблоко, как почувствовал резкую боль во всём теле и в следующее мгновение упал бездыханным. Все рыцари вскочили со своих мест и с негодованием смотрели на Гвиневру. Слёзы несчастной королевы не могли смирить их гнева, а брат убитого, сэр Мадор, прямо обвинил её в измене так как именно она устроила этот пир. Король Артур услышал громкие крики и явился в зал. Когда же узнал, о том, что произошло, у него не оставалось выбора, кроме как назначить суд поединком. Одну из сторон будет представлять сэр Мадор, а другую — рыцарь, который согласится защитить честь королевы.

Однако, в назначенный день за Гвиневру никто не вступился.

 В разгаре спора между королём и сэром Мадором в зал въехал рыцарь на чёрном коне и в чёрных доспехах, с опущенным забралом.

 - Кто ты? — спросил его Артур.

 - Я здесь, чтобы спасти жизнь невинной женщины. Королева благоволила многим рыцарям, но в час опасности рядом с ней не оказалось никого, кто защитил бы её. Сейчас тебе, сэр Мадор тому, понадобится вся твоя сила, — ответил рыцарь, обращаясь к противнику.

 После первой сшибки оба рыцаря сломали копья и вылетели из седла. Тогда воины обнажили мечи и их сватка продолжалась до полудня. Наконец, когда сэр Мадор стал терять силы, он упал на землю и стал умолять о пощаде. Чёрный рыцарь убрал своё оружие от лица противника, помог ему подняться и поднял забрало. Все тотчас увидели, что таинственным героем был сэр Ланселот Озёрный. Гвиневра заплакала от счастья, а король Артур в сопровождении рыцарей бросился к Ланселоту, чтобы обнять и поблагодарить его.

 Вскоре, ко двору прибыла Дева Озера и указала всем на истинного убийцу, который вскоре понёс заслуженное наказание.

Таким предстаёт в наших глазах незабываемый мир Средневековья, оставленный нам менестрелями и трубадурами. Мир подлинного благородства, чести и, конечно же, светлой любви.

Примеры[править]

Мифология и фольклорправить

  • Тристан и Изольда.
  • Ланцелот и Гиневра.
  • Внезапно, в русском фольклоре: «Ванька-ключник, злой разлучник, князя разлучил с женой».

Литератураправить

  • «Три мушкетёра» — Бекингэм и Анна Австрийская.
  • «Властелин Колец» — Гимли и Галадриэль. Любовь односторонняя и совершенно в рамках приличия.
  • Пенталогии «Белгариада» и «Маллореон» Эддингса. Мандораллен и Нерисса.
  • Эпичная гендерная инверсия в ПЛиО: Бриенна Тарт при Ренли Баратеоне.
    • Также в сеттинге есть парочка полулегендарных примеров сабжа. Так, у матери Дейнерис, королевы Рейлы, ходил в поклонниках мелкий рыцарь, который, узнав, что принцессу насильно выдали замуж за собственного брата, сделался очень набожен и посвятил остаток дней Деве — единственной, кто, по его признанию, мог заменить Рейлу в его сердце. Примерно за сто лет до этого принцессу Нейрис тоже выдали за нелюбимого брата, — а любимый, Эймон, чтобы не разлучаться с сестрой, стал королевским телохранителем и с тех пор всячески защищал её от гада-братца. Их отношения до сих пор считаются в Вестеросе образцовым сабжем, и по идее, оно и понятно: любовь Рыцаря к Даме чем-то напоминает братско-сестринскую. Вот только грань между таковой и плотской в королевской семейке была традиционно несколько размыта, и когда Дама Сердца стала королевой, у её сына начались проблемы с законнорождённостью…
    • «Рыцарь Семи Королевств» (приквел «Песни Льда и Огня»), вторая новелла — «Присяжный рыцарь» («Верный меч»). Дункан Высокий не пожелал идти путём Ваньки-ключника. Леди Роанна Веббер хочет Дункана, Дункан хочет леди Роанну, но оба понимают, что выйти замуж ей следует отнюдь не за него, а за старого сира Юстаса Осгри. И Дунк уезжает, .
  • Метавселенная Рудазова — лорд Ровен и Дайлариана Агония. Ещё смешнее то, что паладин хочет, чтобы всё ухаживание за Прекрасной Дамой шло согласно обычаям, которых колдунье, рождённой в другом мире, знать, разумеется, неоткуда. Эти обычаи предписывают со стороны Дамы определённый отклик, и понимая, что его не дождётся, юноша едва не портит всё на корню.
  • Марина и Сергей Дяченко, «Уехал славный рыцарь мой» — фантастическая в чём-то деконструкция, в чём-то реконструкция. В мире , где протекает действие рассказа, эффективность рыцаря зависит исключительно от символа, именем которого он бьётся — не обязательно дамы, любого символа, — но дама используется чаще всего, так как материальный объект очевидно стабильнее эфемерных материй типа справедливости (которая вообще не работает) или мести. Правда, тут рыцарь может быть мужем дамы, но по крайней мере у главной героини ничего плотского ни с мужем, ни с поклонником явно не было: .

Телесериалыправить

  • «Игра престолов»

    А не субверсия ли тут? Смысл этих игр (придуманных для своих знаменитых Дворов Любви герцогиней Марией Шампанской и её матерью, великой Элеанорой Аквитанской в конце 12 века), именно в их формальности и притворстве, в жесточайших ограничениях. Все случаи пар, забывших границы [главные пары «Витязя в тигровой шкуре» — Тариэль и Нестан-Дареджан / Автандил и Тинатина — редчайшие исключения торжества любви], кончаются трагедией. Бедняга Джорах-то как-раз и не играет. Он знает, что Дейнерис неприступна как горная вершина и далека от его мечтаний как луна, но любит её совершенно искренне и пылко, быть может, куда больше, чем когда-либо любил бывшую жену, да и вообще любую женщину за всю свою жизнь. А она понимает и ценит это — именно поэтому её так потрясает и бесит то, что она считает его предательством. Потому так трогательно её прощание с ним: она знает, что никто, никогда не любил её более, не заботился о ней более, не был ей вернее, чем этот человек.

    — сир Джорах и Дейнерис Таргариен.

  • Опять-таки внезапно и не вполне типично для средневековой Японии: «Концерт Нобунаги» (дорама) — Икэда Цунэоки, вассал Нобунаги, влюблён в его сестру Оити, но при этом изо всех сил способствует её браку с соседним даймё, потому что долг прежде всего.

Лоэнгрин и Эльза

Прекрасная Эльза была дочерью герцога Брабантского. После его смерти она стала единственной наследницей всех его владений. Многие знатные рыцари захотели взять её в жёны, однако она не выбрала никого. Среди женихов был могучий Тельрамунд. Поклявшись на своём боевом мече, он сказал, что между ним и умершим отцом Эльзы был тайный договор, согласно которому герцог обещал отдать свою дочь ему. Несчастная Эльза сказала что её отец никогда не отдал бы её замуж за столь отвратительного человека и заплакала. Слышавшие это люди недоумевали. С одной стороны, если рыцарь поклялся на мече, он не может лгать. С другой, у Эльзы также не было причин говорить неправду. Всех рассудил король Генрих Птицелов — он назначил суд поединком. Тельрамунд будет защищать свою честь, за Эльзу же должен выступить рыцарь, которого она выберет сама. Победа в битве ознаменует правоту победителя.

 Страх отразился на лицах недавних женихов — многих знатных людей и рыцарей. Никто не хотел сражаться с Тельрамундом, так как всем была известна его сила и жестокость. Всю ночь прекрасная Эльза провела в рыданиях и мольбах к Господу о защите. Поникшая духом пришла она утром на место у берега реки, где был назначен суд. Внезапно она услышала тихую мелодию, источник которой был не виден. Из-за излучины реки показалась небольшая ладья, в которую был запряжён лебедь.

В лодке стоял молодой рыцарь в сверкающих доспехах. Едва заметив Эльзу, он улыбнулся ей и направил ладью к берегу. Девушка рассказала ему о своей беде и воин обещал защитить её. Как только начался поединок все замерли в ожидании исхода. Противники обменивались сокрушительными ударами, звенела сталь, летели искры, однако, в какой-то момент защитник Эльзы выбил меч из рук Тельрамунда приставил клинок к его лицу. Понимая, что это его единственный шанс выжить, Тельрамунд сознался в том, что солгал, когда клялся на мече о тайном договоре между ним и покойным герцогом.

 Судивший поединок король Генрих не мог поверить своим ушам и с позором изгнал клятвопреступника из страны. Также Генрих спросил у молодого рыцаря его имя. «Я из древнего рода, моя честь безупречна, моё имя — Рыцарь Лебедя». Король благословил брак Эльзы и её спасителя. Рыцарь Лебедя согласился жениться на девушке, однако только в случае, если Эльза никогда не спросит его настоящего имени. Она дала клятву и влюблённые сыграли свадьбу.

 Рыцарь Лебедя с тех пор не раз показал себя как доблестный воин на турнирах и в сражениях с врагами короля Генриха. Через год у молодых родился сын и их радости не было конца. Однако, злые языки подговорили Эльзу всё-таки спросить у мужа его настоящее имя: «Ведь как иначе сын унаследует славу отца, если не через его истинное имя?». Эльза потеряла покой и несколько ночей провела без сна. В одно утро она сказала мужу, что не успокоится, пока не узнает как его зовут на самом деле.

 - Мне жаль расставаться с тобой Эльза, но ты не выполнила своего обещания. Ты узнаешь моё имя, но после этого мы не сможем быть вместе никогда сказал Рыцарь. Девушка испугалась этих слов и стала умолять его простить её, однако он был непреклонен. С сыном на руках он повёл её на берег реки, где его уже ждал лебедь, запряжённый в ладью.

 - Моё имя — Лоэнгрин, сын Парсифаля. Я один из рыцарей Святого Грааля. Мы приходим на помощь к тем, кто нуждается в нашей защите. Как только наш долг выполнен, мы должны вернуться туда, откуда пришли. Если же один из рыцарей влюбится в девушку, а та ответит ему взаимностью, он может остаться с ней. Это возможно лишь до тех пор, пока избранница не узнает его имени. Я возвращаюсь к своим братьям и оставляю свои меч и щит моему сыну — они будут хранить его в сражениях.

Произнеся эти слова, Лоэнгрин вошёл в лодку, лебедь взмахнул крыльями и они уплыли вниз по реке. Не в силах сдерживать слёзы Эльза рухнула на землю и зарыдала. Так тяжело было её горе, что сердце красавицы разорвалось и она умерла.

Кого поймал — того люби

Странствующие и бедные «однощитные» рыцари не из знатных семей в большинстве своём плевать хотели на кодекс чести. Прикрываясь приказом своего сюзерена, они ездили по селениям и грабили их. Некоторые даже сбивались в самые настоящие банды, которых боялись честные люди. Забывали они и про правило «защищать слабых», когда убивали женщин и детей в деревнях просто ради развлечения. Надругательства над женщинами тоже имели место быть

Причём рыцарям было неважно — девочка перед ними или седая старуха. Для любовных утех годилась любая, к тому же, сломить сопротивление более слабой жертвы не составляло никакого труда

К слову, жене рыцаря о хорошем отношении к себе тоже можно было забыть.

Это только к «прекрасной даме» рыцари относились с почётом и любовью. Об избраннице сердца думали днями и ночами, не забывая в перерывах поколачивать и насиловать собственную жену. Та не смела и пикнуть, ведь женщина в Средние века считалась собственностью мужа. Закрывали глаза жёны и на многочисленные измены мужа со служанками и подневольными крестьянками. Особенно охотно средневековые рыцари отбивали жён у собственных друзей. О каком бы то ни было братском уважении речи и не шло. Однако всему приходит конец.

Наставить отступивших от кодекса рыцарей на путь истинный попытались при помощи организации Крестовых походов. Папа Римский Урбан и император Фридрих Барбаросса внушили рыцарям, что они должны убить всех неверных, осквернивших гроб Господень, находящийся в Палестине. Рыцари этому призыву вняли, но едва ли они вели себя в походах лучше, чем на родной земле. В конце концов нужда в рыцарях как конных воинах отпала сама собой с изобретением огнестрельного оружия. Рыцари перестали быть воинами и превратились в политическое сословие нетитулованной знати. Сегодня рыцари остались лишь в Великобритании. Но там это просто формальный титул, выдаваемый за особые заслуги перед короной.

  • Как появились скоморохи на Руси и почему их решили уничтожить
  • Почему в общественных туалетах Москвы селились семьями
  • Фотографии старого Сталинграда, сгоревшего в огне сражений
  • Вор с доброй душой: как Борис Венгровер помогал детям на украденные деньги
  • Откуда появилась традиция звать на свадьбу свидетелей

Дурнопахнущие «красавчики»

Как известно, гигиена в Средневековье оставляла желать лучшего, особенно в Европе. Там люди могли не мыться годами, «благоухая» запахом пота и экскрементов. Особенным пренебрежением к собственной гигиене славились рыцари. Немаловажную роль играли в этом их доспехи. Снять самостоятельно их было очень сложно, поэтому во время военных походов рыцарь оставался в доспехах круглыми сутками. Поддетая под латы войлочная рубашка пропитывалась потом, запах от неё резал глаза. Известен даже случай, когда враги вычислили место, где остановились рыцари, только по запаху.

Сюда же стоит прибавить и амбре изо рта. Гигиена полости рта у рыцарей полностью отсутствовала. И хорошо, если к 30 годам у рыцаря оставалось хотя бы с десяток зубов. К тому же, рыцари любили выпить пива, заев его чесноком. Считалось, что чеснок избавляет от множества болезней

Так что дамам, которым рыцари оказывали своё внимание, приходилось всё это терпеть. Впрочем, и прелестные леди не утруждали себя чисткой зубов и ежедневным омовением

Так что рыцари, запах которых сбивал с ног, не сильно выделялись при дворе. Особенно внешне.

Это сейчас из-за идеализации образа рыцаря нам кажется, что все они были высокими мускулистыми мачо. На деле же средний рост рыцаря составлял около 160 сантиметров. Но в Средние века рост людей в целом был ниже, чем сегодня. Прекрасной внешностью тоже могли похвастаться далеко не все рыцари. Бушевавшие эпидемии оспы откладывали свои отпечатки на их лицах. Изрытое оспинами лицо рыцаря было привычной картиной. Равно как и борода, в которой то и дело застревали куски пищи. Бритьём «благородные мужи» себя не утруждали — по волосам и бороде ползали многочисленные выводки блох и вшей. В общем, рыцари были теми ещё «красавцами». А ещё, несмотря на существующий кодекс, многие из них были отъявленными подонками.

Как становились средневековыми рыцарями

Чтобы немного лучше понять, какими были рыцари, стоит узнать, как они вообще появились. Прообразами средневековых рыцарей можно считать эквитов — всадников Древнего Рима. Но в привычном нам понимании рыцарство появилось примерно в VIII веке во Франкском государстве. Тогда рыцари были тяжеловооружёнными конниками, защищавшими свою родину от нападений арабов. Однако как сословие рыцарство оформилось лишь в XI–XII веке. Были среди германских рыцарей министериалы — нетитулованные владельцы земли, не бывшие, строго говоря, вассалами своего господина. Во Франкском государстве дело обстояло несколько иначе.

Во Франции рыцарем мог стать только знатный владелец крупного лена или надела. Но в очень редких случаях рыцарем мог стать и нетитулованный человек, наделённый землёй. В Англии становились рыцарями те, кто не мог похвастаться знатным происхождением, но владел землёй, годовой доход с которой составлял определённую сумму. В этой стране правом посвящать в рыцари обладал только король. А в Германии и Франции любой рыцарь мог посвятить другого человека в рыцари. А ещё отец-рыцарь сам посвящал своего сына, прошедшего обучение. Но обычно это делал сеньор, которому новоиспечённый рыцарь приносил вассальную клятву. К слову, обучение рыцарскому искусству длилось очень долго.

Мальчиков начинали учить в семилетнем возрасте в домашней обстановке. В 14 лет его отправляли ко двору сеньора, где он служил пажом. А после, с 14 до 21 года, юноша был оруженосцем при рыцаре. Оруженосцев обучали семи главным рыцарским добродетелям: владению копьём, плаванию, фехтованию, соколиной охоте, игре в шахматы, верховой езде и стихосложению. Учили их и придворному этикету, и куртуазной этике — умению обращаться с женщинами. Также давали и религиозное воспитание. Влияние церкви на рыцарство было очень велико, недаром ведь рыцари отправлялись в Крестовые походы во имя веры. В 21 год оруженосец, прошедший обучение, проходил обряд посвящения в рыцари. И с этого начиналась его новая жизнь, зачастую посвящённая только «прекрасной даме».

«Бой тридцати». О. П. Л’Харидон

Прекрасная дама в средние века

Средневековье — волшебное время. Именно волшебным кажется преображение образа женщины из неприметной спутницы мужчины в ранних Средних веках в таинственную и возлюбленную Прекрасную Даму в Высоком Средневековье. Традиция преклонения перед образом Прекрасной дамы зародилась во французской провинции Прованс и уходит корнями в почитание Девы Марии. Любовь к земной женщине становилась всё более возвышенной и приобретала поэтические оттенки. В Средневековье считалось, что такая любовь становится источником доблести и добродетели для воина. В одной из легенд было сказано: «Не часто рыцарь совершает множество подвигов и достигает славы, если не бывает влюблён»

Оцените статью
SHUMOR
Добавить комментарий

The emperor and the female knight / император и девушка-рыцарь (kr)

Женщины в рыцарских орденах

В Средневековье у девушек из простонародья участь была не слишком завидной: тяжелая работа и бесконечная забота о множестве детей. Однако у дам из благородных семей дела обстояли несколько иначе. Женщина дворянского происхождения была прежде всего частью феодального права, наследницей земель и титулов. Также она управляла своими землями в то время, когда отец, муж или братья были в военных походах. А иногда она и сопровождала их. Например, 31 марта 1146 года король Франции Людовик VII объявил о крестовом походе против мусульман, и когда проповедник потребовал «принять крест», то есть поклясться пойти в крестовый поход, сразу после короля поклялась Алиенора Аквитанская, его жена.

Историк Исаак де Ларрей писал, что Алиенора решила сама пойти в поход, воюя наравне с мужчинами. Впрочем, доподлинно неизвестно, отправилась ли она на битвы. По некоторым данным, ее вообще не было в Везле, где давали клятву. 

Алиенора Аквитанская

Но женщины-крестоносцы действительно существовали. На это указывает описание аль-Кади аль-Фадиля, личного летописца Салах ад-Дина, выбившего крестоносцев из Палестины. Он пишет о воительницах-крестоносцах: «Они мужественны и выносливы, и пока не снимут одежды, не распознать в них женщин».

Любопытно, что боевые дамы отправились в Третий крестовый поход несмотря на буллу папы римского Григория VIII, запретившего женщинам участвовать в нем. А появление подобного документа говорит о том, что желающих среди дворянок было не мало, раз уж понадобился официальный запрет.

Женщин также принимали в некоторые рыцарские ордена. Они могли попасть в орден Меченосцев имени святого Иакова, орден Госпитальеров и даже Тевтонский орден. Конечно, основной задачей таких дам была забота о раненых братьях-рыцарях, но, как мы видим из свидетельств сарацин, в боевых действиях они тоже участвовали.

И не просто участвовали, а за боевые заслуги получили возможность организовать свой собственный рыцарский орден, куда принимали исключительно женщин.

Рыцарский культ «прекрасной дамы»

Каждый рыцарь обязан был выбрать себе даму сердца, об этом было написано в рыцарском кодексе любви. Да-да, существовал и такой

Причём неважно, была ли дама из аристократок или простолюдинок, имела она мужа или нет. Всё, что нужно было делать «прекрасной даме», — принимать ухаживания выбравшего её рыцаря

Для средневекового рыцаря выбранная им дама являлась недостижимым идеалом и воплощением богини. В честь неё он складывал сонеты и пел ей серенады под окном. И ради «прекрасной дамы» рыцари бились на турнирах. Рыцарь выезжал на ристалище, прикрепив полученные от дамы сердца перчатки к своему шлему. Также на щит прикреплялась табличка, где восхвалялась красота «прекрасной дамы».

Только после нескольких месяцев, а то и лет ухаживаний и победы в турнире рыцарь получал право облобызать ручку своей леди. Впрочем, до постели дело тоже доходило, но это не приветствовалось. Рыцарь должен был испытывать к своей леди лишь платонические чувства. Это тоже прописывалось в рыцарском кодексе. Там же указывалось, что рыцарь обязан защищать слабых, быть верующим христианином, охранять Евангелие и церковь. Должен был рыцарь и держать данное слово, блюсти чистоту нравов, бороться против зла, быть щедрым и защищать добро. Но была у средневекового рыцарства и другая, тёмная сторона.

«Бог в помощь». Э. Лейтон

Орден Топора: испанские приключения

Во времена Реконкисты, когда испанцы отвоёвывали у мавров свою страну, произошел удивительный случай

В 1148 году Рамон Беренгер IV, граф Барселоны, отбил у противника город Тортоса, имевший важное стратегическое значение. Мавры не стали долго ждать и накануне нового 1149 года попытались взять потерянное обратно

На беду и сам граф, и весь гарнизон с большинством мужского ополчения были вне стен, они ушли на северо-восток осаждать город Лериду. Мавры решили, что дело сделано, и им осталось только быстро прибрать беззащитный город к рукам. Но не тут-то было. Женщины Тортосы под предводительством Эрменгарды, виконтессы Нарбоннской, взяли дело защиты города в свои руки. Вооружившись кто чем мог, они принялись отбивать штурм за штурмом, не только поливая врага сверху кипятком и кидая камни, но и размахивая топорами. 

По легенде, когда мавры все таки ворвались в город, сама Эрменгарда набросилась на них со своими женщинами и билась так яростно и отчаянно, что противник обратился в бегство, а дамы пошли на вылазку. Получив такое неожиданно жесткое сопротивление, мавры в итоге сняли осаду.

Когда граф Рамон прибыл в Тортосу и выяснил, как было дело, он в 1150 году объявил о создании женского рыцарского ордена, куда могли быть записаны все женщины, участвовавшие в обороне города, а первой настоятельницей была назначена Эрменгарда Нарбоннская.

Как писал об этом Элиас Эшмоул (Elias Ashmole) в своей книге «The Institution, Laws, and Ceremony of the Most Noble Order of the Garter» в 1472 году: 

Символ Ордена Топора

Эмблемой ордена стал красный топор, откуда организация и получила свое название. Все женщины-рыцари были освобождены от налогов, имели право участвовать в мужских собраниях и передавать свое звание по женской линии. Конечно, орден Топора не являлся боевой организацией и был скорее почетным сообществом, но имевшим великие заслуги.

Про само существование данной организации известно очень мало. У некоторых даже возникают сомнения в том, что она вообще была, ведь упоминания о ней только из более поздних источников. Можно подумать, что это просто красивая легенда, если бы не один момент: в кафедральном соборе Тортосы до сих пор сохранилась древняя плита, на которой изображены три символа гражданского, духовного и военного сословий.

Та самая плита

Это древний герб города, изображение девы Марии и, собственно, герб Ордена Топора. Так что как минимум во времена строительства собора, а это 1347 год, символ ордена был известен и значим для Тортосы.

Тристан и Изольда

Тристан был рождён в королевской семье. Его мать умерла сразу после родов, едва успев дать сыну имя. Скрываясь от козней мачехи, принц попал в Корнуэльс ко двору короля Марка, где получил подобающее рыцарю воспитание. В те времена Корнуэльс был вынужден платить тяжёлую дань королю Ирландии Морхульту — сто девушек и юношей ежегодно. Когда могучий Морхульт в очередной раз явился за данью, молодой Тристан, неожиданно для всех, вызвал его на поединок. В первой же конной сшибке Тристан могучим ударом разрубил шлем Морхульта и поверг его.

 К несчастью, копьё врага было отравленным и раненный рыцарь оказался на грани гибели. Корнуэльс был избавлен от дани, однако силы молодого героя стремительно таяли. Король Марк тайно отправил своего воина в Ирландию, к Изольде Белокурой, которая была искусна в лекарском мастерстве. Девушка вылечила Тристана и между ними вспыхнула любовь.

В то же время король Марк, не зная об этом, посватался к Изольде, которая была дочерью нового короля Ирландии. Тристан исполнил волю своего господина и привёз свою возлюбленную к нему. По совету верного друга, в первую брачную ночь, вместо Изольды на ложе короля оказалась её служанка. Позже, когда обман раскрылся, Марк изгнал Тристана из страны. Молодой рыцарь отправился в Британию и помог её королю победить коварного врага, осадившего его замок. В благодарность король Хоэль предлагает ему в жёны свою дочь, которую, по странному совпадению, тоже зовут Изольда. Тристан не смеет отказаться и Белорукая Изольда становится его женой. Однако рыцарь, верный своему чувству к любимой, не сближается с супругой. Позже, когда в новой битве Тристан оказывается смертельно ранен, ни лекари, ни жена оказываются не в силах ему помочь. Чувствуя, что жизнь покидает его, он просит своего друга любой ценой привезти к нему его возлюбленную. В качестве условного знака он просит друга поднять на корабле белый парус, если Изольда будет с ним и чёрный, если нет.

 Хитрость помогает посланнику выкрасть Изольду и под белым парусом его корабль заходит в гавань. К несчастью, ревнивая жена Тристана узнаёт обо всём и, когда муж просит её сказать какой парус на корабле, она говорит, что его цвет чёрный. От невыносимого горя герой трижды кричит «Изольда, дорогая!» и умирает. Изольда сходит на берег и, видя своего возлюбленного мёртвым, обнимает его и её душа покидает тело.

Их похоронили рядом друг с другом. На следующее утро горожане обнаружили зелёный благоухающий терновник, который поднялся из могилы Тристана и врос в могилу Изольды.

Ланселот и Гвиневра

Одной из самых известных легенд Средневековья является история любви сэра Ланселота к королеве Гвиневре.

 Ланселот был рождён в королевской семье правителя страны Бенвик. Ещё в детском возрасте ему было предсказание о том, что он станет самым великим рыцарем в мире. Ленселот получил воспитание у Девы Озера, после чего обрёл титул Озёрный. Когда же он достиг совершеннолетия, то поехал в замок короля Артура и стал одним из самых отважных его воинов.

 Гвиневра была дочерью короля Лодегранса и слава о её красоте распространялась далеко за пределы страны. Дошла она и до короля Артура, который, как только увидел её портрет, сразу решил взять её в жёны. Была назначена свадьба, после которой, в качестве приданого, Гвиневра подарила мужу стол Круглый Стол из могучего дуба, за которых могло сесть 150 рыцарей одновременно.

 Ланселот избрал Гвиневру своей Дамой Сердца и совершил в её честь большое количество славных подвигов. В отсутствие короля он всегда был готов защитить её честь и доброе имя с оружием в руках. Несмотря на это, королева часто была холодна с ним, а иногда и вовсе упрекала его в том, что он оказывает знаки внимания другим женщинам.

 Однажды, когда Гвиневра в очередной раз сказала ему, что его служение не достойно её, Ланселот разгневался и покинул Камелот. В надежде забыть о жестокой красавице он поселился в глуши лесов и вёл отшельнический образ жизни. Никто не знал куда он удалился и все начали забывать о нём.

 Тем временем, королева решила устроить пир для рыцарей Круглого Стола, которым хотела показать, что все они ей дороги и Ланселот лишь один из них. На этом пиру один из Рыцарей задумал недоброе. Сэр Пионель решил отравить сэра Гавейна, который убил его брата в честном поединке. Для этого он отравил одно из яблок и положил его перед королевой, на блюдо с яблоками с самого верха. Он надеялся, что Гвиневра предложит это яблоко именно Гавейну, сидящему рядом с ней. Замысел злодея не удался — королева предложила яблоки знатному шотландскому воину, который гостил в то время в Камелоте. Едва надкусил он яблоко, как почувствовал резкую боль во всём теле и в следующее мгновение упал бездыханным. Все рыцари вскочили со своих мест и с негодованием смотрели на Гвиневру. Слёзы несчастной королевы не могли смирить их гнева, а брат убитого, сэр Мадор, прямо обвинил её в измене так как именно она устроила этот пир. Король Артур услышал громкие крики и явился в зал. Когда же узнал, о том, что произошло, у него не оставалось выбора, кроме как назначить суд поединком. Одну из сторон будет представлять сэр Мадор, а другую — рыцарь, который согласится защитить честь королевы.

Однако, в назначенный день за Гвиневру никто не вступился.

 В разгаре спора между королём и сэром Мадором в зал въехал рыцарь на чёрном коне и в чёрных доспехах, с опущенным забралом.

 - Кто ты? — спросил его Артур.

 - Я здесь, чтобы спасти жизнь невинной женщины. Королева благоволила многим рыцарям, но в час опасности рядом с ней не оказалось никого, кто защитил бы её. Сейчас тебе, сэр Мадор тому, понадобится вся твоя сила, — ответил рыцарь, обращаясь к противнику.

 После первой сшибки оба рыцаря сломали копья и вылетели из седла. Тогда воины обнажили мечи и их сватка продолжалась до полудня. Наконец, когда сэр Мадор стал терять силы, он упал на землю и стал умолять о пощаде. Чёрный рыцарь убрал своё оружие от лица противника, помог ему подняться и поднял забрало. Все тотчас увидели, что таинственным героем был сэр Ланселот Озёрный. Гвиневра заплакала от счастья, а король Артур в сопровождении рыцарей бросился к Ланселоту, чтобы обнять и поблагодарить его.

 Вскоре, ко двору прибыла Дева Озера и указала всем на истинного убийцу, который вскоре понёс заслуженное наказание.

Таким предстаёт в наших глазах незабываемый мир Средневековья, оставленный нам менестрелями и трубадурами. Мир подлинного благородства, чести и, конечно же, светлой любви.

Примеры[править]

Мифология и фольклорправить

  • Тристан и Изольда.
  • Ланцелот и Гиневра.
  • Внезапно, в русском фольклоре: «Ванька-ключник, злой разлучник, князя разлучил с женой».

Литератураправить

  • «Три мушкетёра» — Бекингэм и Анна Австрийская.
  • «Властелин Колец» — Гимли и Галадриэль. Любовь односторонняя и совершенно в рамках приличия.
  • Пенталогии «Белгариада» и «Маллореон» Эддингса. Мандораллен и Нерисса.
  • Эпичная гендерная инверсия в ПЛиО: Бриенна Тарт при Ренли Баратеоне.
    • Также в сеттинге есть парочка полулегендарных примеров сабжа. Так, у матери Дейнерис, королевы Рейлы, ходил в поклонниках мелкий рыцарь, который, узнав, что принцессу насильно выдали замуж за собственного брата, сделался очень набожен и посвятил остаток дней Деве — единственной, кто, по его признанию, мог заменить Рейлу в его сердце. Примерно за сто лет до этого принцессу Нейрис тоже выдали за нелюбимого брата, — а любимый, Эймон, чтобы не разлучаться с сестрой, стал королевским телохранителем и с тех пор всячески защищал её от гада-братца. Их отношения до сих пор считаются в Вестеросе образцовым сабжем, и по идее, оно и понятно: любовь Рыцаря к Даме чем-то напоминает братско-сестринскую. Вот только грань между таковой и плотской в королевской семейке была традиционно несколько размыта, и когда Дама Сердца стала королевой, у её сына начались проблемы с законнорождённостью…
    • «Рыцарь Семи Королевств» (приквел «Песни Льда и Огня»), вторая новелла — «Присяжный рыцарь» («Верный меч»). Дункан Высокий не пожелал идти путём Ваньки-ключника. Леди Роанна Веббер хочет Дункана, Дункан хочет леди Роанну, но оба понимают, что выйти замуж ей следует отнюдь не за него, а за старого сира Юстаса Осгри. И Дунк уезжает, .
  • Метавселенная Рудазова — лорд Ровен и Дайлариана Агония. Ещё смешнее то, что паладин хочет, чтобы всё ухаживание за Прекрасной Дамой шло согласно обычаям, которых колдунье, рождённой в другом мире, знать, разумеется, неоткуда. Эти обычаи предписывают со стороны Дамы определённый отклик, и понимая, что его не дождётся, юноша едва не портит всё на корню.
  • Марина и Сергей Дяченко, «Уехал славный рыцарь мой» — фантастическая в чём-то деконструкция, в чём-то реконструкция. В мире , где протекает действие рассказа, эффективность рыцаря зависит исключительно от символа, именем которого он бьётся — не обязательно дамы, любого символа, — но дама используется чаще всего, так как материальный объект очевидно стабильнее эфемерных материй типа справедливости (которая вообще не работает) или мести. Правда, тут рыцарь может быть мужем дамы, но по крайней мере у главной героини ничего плотского ни с мужем, ни с поклонником явно не было: .

Телесериалыправить

  • «Игра престолов»

    А не субверсия ли тут? Смысл этих игр (придуманных для своих знаменитых Дворов Любви герцогиней Марией Шампанской и её матерью, великой Элеанорой Аквитанской в конце 12 века), именно в их формальности и притворстве, в жесточайших ограничениях. Все случаи пар, забывших границы [главные пары «Витязя в тигровой шкуре» — Тариэль и Нестан-Дареджан / Автандил и Тинатина — редчайшие исключения торжества любви], кончаются трагедией. Бедняга Джорах-то как-раз и не играет. Он знает, что Дейнерис неприступна как горная вершина и далека от его мечтаний как луна, но любит её совершенно искренне и пылко, быть может, куда больше, чем когда-либо любил бывшую жену, да и вообще любую женщину за всю свою жизнь. А она понимает и ценит это — именно поэтому её так потрясает и бесит то, что она считает его предательством. Потому так трогательно её прощание с ним: она знает, что никто, никогда не любил её более, не заботился о ней более, не был ей вернее, чем этот человек.

    — сир Джорах и Дейнерис Таргариен.

  • Опять-таки внезапно и не вполне типично для средневековой Японии: «Концерт Нобунаги» (дорама) — Икэда Цунэоки, вассал Нобунаги, влюблён в его сестру Оити, но при этом изо всех сил способствует её браку с соседним даймё, потому что долг прежде всего.

Лоэнгрин и Эльза

Прекрасная Эльза была дочерью герцога Брабантского. После его смерти она стала единственной наследницей всех его владений. Многие знатные рыцари захотели взять её в жёны, однако она не выбрала никого. Среди женихов был могучий Тельрамунд. Поклявшись на своём боевом мече, он сказал, что между ним и умершим отцом Эльзы был тайный договор, согласно которому герцог обещал отдать свою дочь ему. Несчастная Эльза сказала что её отец никогда не отдал бы её замуж за столь отвратительного человека и заплакала. Слышавшие это люди недоумевали. С одной стороны, если рыцарь поклялся на мече, он не может лгать. С другой, у Эльзы также не было причин говорить неправду. Всех рассудил король Генрих Птицелов — он назначил суд поединком. Тельрамунд будет защищать свою честь, за Эльзу же должен выступить рыцарь, которого она выберет сама. Победа в битве ознаменует правоту победителя.

 Страх отразился на лицах недавних женихов — многих знатных людей и рыцарей. Никто не хотел сражаться с Тельрамундом, так как всем была известна его сила и жестокость. Всю ночь прекрасная Эльза провела в рыданиях и мольбах к Господу о защите. Поникшая духом пришла она утром на место у берега реки, где был назначен суд. Внезапно она услышала тихую мелодию, источник которой был не виден. Из-за излучины реки показалась небольшая ладья, в которую был запряжён лебедь.

В лодке стоял молодой рыцарь в сверкающих доспехах. Едва заметив Эльзу, он улыбнулся ей и направил ладью к берегу. Девушка рассказала ему о своей беде и воин обещал защитить её. Как только начался поединок все замерли в ожидании исхода. Противники обменивались сокрушительными ударами, звенела сталь, летели искры, однако, в какой-то момент защитник Эльзы выбил меч из рук Тельрамунда приставил клинок к его лицу. Понимая, что это его единственный шанс выжить, Тельрамунд сознался в том, что солгал, когда клялся на мече о тайном договоре между ним и покойным герцогом.

 Судивший поединок король Генрих не мог поверить своим ушам и с позором изгнал клятвопреступника из страны. Также Генрих спросил у молодого рыцаря его имя. «Я из древнего рода, моя честь безупречна, моё имя — Рыцарь Лебедя». Король благословил брак Эльзы и её спасителя. Рыцарь Лебедя согласился жениться на девушке, однако только в случае, если Эльза никогда не спросит его настоящего имени. Она дала клятву и влюблённые сыграли свадьбу.

 Рыцарь Лебедя с тех пор не раз показал себя как доблестный воин на турнирах и в сражениях с врагами короля Генриха. Через год у молодых родился сын и их радости не было конца. Однако, злые языки подговорили Эльзу всё-таки спросить у мужа его настоящее имя: «Ведь как иначе сын унаследует славу отца, если не через его истинное имя?». Эльза потеряла покой и несколько ночей провела без сна. В одно утро она сказала мужу, что не успокоится, пока не узнает как его зовут на самом деле.

 - Мне жаль расставаться с тобой Эльза, но ты не выполнила своего обещания. Ты узнаешь моё имя, но после этого мы не сможем быть вместе никогда сказал Рыцарь. Девушка испугалась этих слов и стала умолять его простить её, однако он был непреклонен. С сыном на руках он повёл её на берег реки, где его уже ждал лебедь, запряжённый в ладью.

 - Моё имя — Лоэнгрин, сын Парсифаля. Я один из рыцарей Святого Грааля. Мы приходим на помощь к тем, кто нуждается в нашей защите. Как только наш долг выполнен, мы должны вернуться туда, откуда пришли. Если же один из рыцарей влюбится в девушку, а та ответит ему взаимностью, он может остаться с ней. Это возможно лишь до тех пор, пока избранница не узнает его имени. Я возвращаюсь к своим братьям и оставляю свои меч и щит моему сыну — они будут хранить его в сражениях.

Произнеся эти слова, Лоэнгрин вошёл в лодку, лебедь взмахнул крыльями и они уплыли вниз по реке. Не в силах сдерживать слёзы Эльза рухнула на землю и зарыдала. Так тяжело было её горе, что сердце красавицы разорвалось и она умерла.

Кого поймал — того люби

Странствующие и бедные «однощитные» рыцари не из знатных семей в большинстве своём плевать хотели на кодекс чести. Прикрываясь приказом своего сюзерена, они ездили по селениям и грабили их. Некоторые даже сбивались в самые настоящие банды, которых боялись честные люди. Забывали они и про правило «защищать слабых», когда убивали женщин и детей в деревнях просто ради развлечения. Надругательства над женщинами тоже имели место быть

Причём рыцарям было неважно — девочка перед ними или седая старуха. Для любовных утех годилась любая, к тому же, сломить сопротивление более слабой жертвы не составляло никакого труда

К слову, жене рыцаря о хорошем отношении к себе тоже можно было забыть.

Это только к «прекрасной даме» рыцари относились с почётом и любовью. Об избраннице сердца думали днями и ночами, не забывая в перерывах поколачивать и насиловать собственную жену. Та не смела и пикнуть, ведь женщина в Средние века считалась собственностью мужа. Закрывали глаза жёны и на многочисленные измены мужа со служанками и подневольными крестьянками. Особенно охотно средневековые рыцари отбивали жён у собственных друзей. О каком бы то ни было братском уважении речи и не шло. Однако всему приходит конец.

Наставить отступивших от кодекса рыцарей на путь истинный попытались при помощи организации Крестовых походов. Папа Римский Урбан и император Фридрих Барбаросса внушили рыцарям, что они должны убить всех неверных, осквернивших гроб Господень, находящийся в Палестине. Рыцари этому призыву вняли, но едва ли они вели себя в походах лучше, чем на родной земле. В конце концов нужда в рыцарях как конных воинах отпала сама собой с изобретением огнестрельного оружия. Рыцари перестали быть воинами и превратились в политическое сословие нетитулованной знати. Сегодня рыцари остались лишь в Великобритании. Но там это просто формальный титул, выдаваемый за особые заслуги перед короной.

  • Как появились скоморохи на Руси и почему их решили уничтожить
  • Почему в общественных туалетах Москвы селились семьями
  • Фотографии старого Сталинграда, сгоревшего в огне сражений
  • Вор с доброй душой: как Борис Венгровер помогал детям на украденные деньги
  • Откуда появилась традиция звать на свадьбу свидетелей

Дурнопахнущие «красавчики»

Как известно, гигиена в Средневековье оставляла желать лучшего, особенно в Европе. Там люди могли не мыться годами, «благоухая» запахом пота и экскрементов. Особенным пренебрежением к собственной гигиене славились рыцари. Немаловажную роль играли в этом их доспехи. Снять самостоятельно их было очень сложно, поэтому во время военных походов рыцарь оставался в доспехах круглыми сутками. Поддетая под латы войлочная рубашка пропитывалась потом, запах от неё резал глаза. Известен даже случай, когда враги вычислили место, где остановились рыцари, только по запаху.

Сюда же стоит прибавить и амбре изо рта. Гигиена полости рта у рыцарей полностью отсутствовала. И хорошо, если к 30 годам у рыцаря оставалось хотя бы с десяток зубов. К тому же, рыцари любили выпить пива, заев его чесноком. Считалось, что чеснок избавляет от множества болезней

Так что дамам, которым рыцари оказывали своё внимание, приходилось всё это терпеть. Впрочем, и прелестные леди не утруждали себя чисткой зубов и ежедневным омовением

Так что рыцари, запах которых сбивал с ног, не сильно выделялись при дворе. Особенно внешне.

Это сейчас из-за идеализации образа рыцаря нам кажется, что все они были высокими мускулистыми мачо. На деле же средний рост рыцаря составлял около 160 сантиметров. Но в Средние века рост людей в целом был ниже, чем сегодня. Прекрасной внешностью тоже могли похвастаться далеко не все рыцари. Бушевавшие эпидемии оспы откладывали свои отпечатки на их лицах. Изрытое оспинами лицо рыцаря было привычной картиной. Равно как и борода, в которой то и дело застревали куски пищи. Бритьём «благородные мужи» себя не утруждали — по волосам и бороде ползали многочисленные выводки блох и вшей. В общем, рыцари были теми ещё «красавцами». А ещё, несмотря на существующий кодекс, многие из них были отъявленными подонками.

Как становились средневековыми рыцарями

Чтобы немного лучше понять, какими были рыцари, стоит узнать, как они вообще появились. Прообразами средневековых рыцарей можно считать эквитов — всадников Древнего Рима. Но в привычном нам понимании рыцарство появилось примерно в VIII веке во Франкском государстве. Тогда рыцари были тяжеловооружёнными конниками, защищавшими свою родину от нападений арабов. Однако как сословие рыцарство оформилось лишь в XI–XII веке. Были среди германских рыцарей министериалы — нетитулованные владельцы земли, не бывшие, строго говоря, вассалами своего господина. Во Франкском государстве дело обстояло несколько иначе.

Во Франции рыцарем мог стать только знатный владелец крупного лена или надела. Но в очень редких случаях рыцарем мог стать и нетитулованный человек, наделённый землёй. В Англии становились рыцарями те, кто не мог похвастаться знатным происхождением, но владел землёй, годовой доход с которой составлял определённую сумму. В этой стране правом посвящать в рыцари обладал только король. А в Германии и Франции любой рыцарь мог посвятить другого человека в рыцари. А ещё отец-рыцарь сам посвящал своего сына, прошедшего обучение. Но обычно это делал сеньор, которому новоиспечённый рыцарь приносил вассальную клятву. К слову, обучение рыцарскому искусству длилось очень долго.

Мальчиков начинали учить в семилетнем возрасте в домашней обстановке. В 14 лет его отправляли ко двору сеньора, где он служил пажом. А после, с 14 до 21 года, юноша был оруженосцем при рыцаре. Оруженосцев обучали семи главным рыцарским добродетелям: владению копьём, плаванию, фехтованию, соколиной охоте, игре в шахматы, верховой езде и стихосложению. Учили их и придворному этикету, и куртуазной этике — умению обращаться с женщинами. Также давали и религиозное воспитание. Влияние церкви на рыцарство было очень велико, недаром ведь рыцари отправлялись в Крестовые походы во имя веры. В 21 год оруженосец, прошедший обучение, проходил обряд посвящения в рыцари. И с этого начиналась его новая жизнь, зачастую посвящённая только «прекрасной даме».

«Бой тридцати». О. П. Л’Харидон

Прекрасная дама в средние века

Средневековье — волшебное время. Именно волшебным кажется преображение образа женщины из неприметной спутницы мужчины в ранних Средних веках в таинственную и возлюбленную Прекрасную Даму в Высоком Средневековье. Традиция преклонения перед образом Прекрасной дамы зародилась во французской провинции Прованс и уходит корнями в почитание Девы Марии. Любовь к земной женщине становилась всё более возвышенной и приобретала поэтические оттенки. В Средневековье считалось, что такая любовь становится источником доблести и добродетели для воина. В одной из легенд было сказано: «Не часто рыцарь совершает множество подвигов и достигает славы, если не бывает влюблён»

Оцените статью
SHUMOR
Добавить комментарий